+7(499)-938-42-58 Москва
+7(800)-333-37-98 Горячая линия

Взятки врачам сколько давать

Содержание

Врач и деньги: давать ли взятку врачу? Реалии наших больниц

Взятки врачам сколько давать

В современном  мире, наверное, нет человека, который бы не сталкивался с медицинской  помощью. Конечно,  никто не хочет этого, но в жизни бывают не только приятные моменты, но и болезни. И вот мы, сломя голову, мчимся в поликлинику или больницу, за помощью. И уповаем, что найдем хорошего, умного врача, что он поможет, что он спасет.

Когда же с порога звучат не вопросы о проблеме, которая привела нас в столь печальное  место, а цена за услуги, причем мимо кассы, когда врач буквально вымогает с нас взятку, мы всегда теряемся.

Что в таких случаях делать? Давать или не давать? Или может поискать другого, хорошего врача? Вообще  компетентен  ли врач, вымогающий деньги, предоплату?

Где-то глубоко в подсознании  мы все понимаем, что хороший врач – это высоквалифицированная  профессия, которая требует достойной оплаты. И все мы знаем, что сегодняшняя зарплата докторов, особенно,  в государственных  учреждениях  никак не соответствует их работе.

Поэтому в принципе  каждый из нас не против заплатить за работу доктора, отблагодарить  его за исцеление. Как дать взятку врачу? Когда ее давать и кому давать? Сколько денег дать врачу? – вот в чем весь вопрос.

А с другой стороны, может быть врачи, в наглую берущие взятки, – плохие специалисты?

Но вот вопрос, что делать, если врач сам вымогает денег?

Мой дедушка живет в небольшой деревушке под Киевом. Там нет больницы, а лишь маленький пункт помощи и молодой фельдшер. Так случилось, что в этом году, как раз в канун 8-марта у дедушки сильно заболел живот. Люди в деревнях очень терпеливые и сносят болезни легко, но боль была слишком сильной, и дедушка решил обратиться за помощью.

Фельдшер сказал, что не знает, что с ним и направила в районный центр. Туда он добрался на электричке и пришел в больницу. Врач в приемном отделении пощупал живот и сказал, что сегодня вечер 7-го марта, завтра выходные, поэтому купите но-шпу и приходите с понедельника, как говорится.

Читать дальше историю дедушки (развернуть текст)…

Дедушка вернулся домой и послушно выпил но-шпу, но она не помогла. Боль в животе усиливалась, у дедушки поднялась температура. Но он дотерпел до утра и приехал в Киев сам, на электричке уже 8-го марта.

Куда обращаться? Мы выбрали платный вариант: нам показалось, что так будет лучше. То есть в государственное медицинское учреждение, в котором есть официальный прейскурант цен за услуги.

Так получилось, что год назад дедушке уже делали операцию, удаляли аденому простаты, в киевской железнодорожной больнице, и сделали работу очень качественно.

Тогда заботливый врач все сделал очень хорошо и деньги мы заплатили только после выписки, до операции хороший врач категорически отказывался брать любые взятки, хотя мы и были не против заплатить, лишь бы все прошло успешно.

Узнав о проблеме с животом дедушки, мы отправились туда же, в железнодорожную больницу. Дедушку посмотрели и сказали, что нужно ехать в отделении проктологии – что-то случилось с кишками. Несмотря на 8-е марта и выходной, нас встретил очень хороший врач.

Он очень внимательно обследовал дедушку, но диагноз поставить не смог – требовалось дополнительное обследование, сдача анализов. Необходимо было ложиться в стационар. Врач вежливо предупредил, что лечение у них платное и что стоит недешево.

Он сделал большой акцент на этом, уточнил, сможем ли мы себе это позволить. Когда мы согласились, он сказал, что сегодня вечером будет делаться много анализов и за них необходимо внести оплату – 300 грн. Все остальное – завтра через кассу.

Мы с добрым сердцем оставили нашего дедушку в больнице, в руках такого классного специалиста, и спокойные ушли домой.

На следующий день мы не видели уже нашего приемного врача, который нам очень понравился. Вместо него нам назначили лечащего врача, который встретил нас в коридоре и тут же повел к себе в кабинет.

Он начал разговор с того, что стал перечислять все свои регалии и почетные звания. Потом он сказал, что были сделаны анализы, но пока ничего не ясно – возможно нужно будет делать операцию. Он больше запугивал нас, чем что-то толком объяснял.

Все, что мы поняли – нужно еще чуток полежать в больнице.

В конце этой невразумительной речи он сказал, что консультация у него платная – стоит 300 грн., но здесь ведь не только консультация, а еще и лечение – поэтому нужно бы добавить.

Эти деньги он просил себе в карман, мимо кассы – мы догадались, что врач вымогает взятку и побольше, но чего не сделаешь ради любимого дедушки. И естественно мы заплатили, а потом отправились в палату к нашему больному.

А вы бы не заплатили? В таких случаях и взятка главному врачу – не грех!

Каково же было наше удивление, когда мы узнали, что этот врач к нему так и не заходил. Получение взятки этим врачом никак не повлияло на лечение дедушки.

На протяжении всего времени, пока дедушка лежал в больнице, его лечащий врач видел его только во время утреннего обхода в составе консилиума из всех врачей во главе с завотделения, он не узнавал о его самочувствии, он не щупал его живот.

Вот такой вот “хороший” врач за наши деньги лечил его по результатам анализов, которые приносили ему специалисты – за 10 дней у него не нашлось времени хотя бы пару словами перекинуться с дедушкой. Было время, когда у него очень болел живот, он просил медсестру позвать доктора. Медсестра всегда возвращалась сама, сказала, что доктор приказал вколоть обезболивающие.

В тоже время он при каждом нашем визите буквально случайно появлялся в коридоре, заводил нас в кабинет и рассказывал о своих заслугах в медицине – на это у него было времени, хоть отбавляй.

И каждый раз, в конце, ненароком, а опять вымогал взяточку.

Другие врачи более подробно рассказывали нам, что случилось с дедушкой (рыбная косточка повредила стенку толстой кишки и началось нагноение), а наш лечащий врач только то и делал, что брал с нас деньги.

Нам не хотелось нагнетать обстановку, зная, как бывает с теми, кто скандалит, но мы очень аккуратно спросили про того, первого врача, который нам очень понравился, но оказывается, он был дежурным и занимался только приемом больных.

Хвала небесам, дедушка поправился и мы забрали его домой, но что было бы, если бы у него случился разрыв кишки? У меня такое ощущение, что он умер бы там, в палате, а доктор бы даже не подошел к нему. Ведь бывают такие случаи, а потом все списывают на несчастный случай и старость.

Что делать в таких ситуациях выбора давать или не давать деньги врачу? Давать ли взятку врачу? Платить ли, когда врач вымогаем взятку еще до лечения?

За всю мою жизнь мне приходилось обращаться ко многим врачам. Было такое время, что я не вылезала из поликлиник и больниц. Мне попадались и очень хорошие врачи, которые на зубок знали свое дело, и настоящие шарлатаны в белых халатах, путающиеся в названиях известных лекарств.

Я сидела в длинных очередях из других больных и заметила одну потрясающую вещь – в независимости от того, какой врач специалист, все его пациенты, ожидающие приема, надеются на него, как на Б-га.

Более того, они готовы дать взятку врачу, главврачу, заплатить, даже наперед – лишь бы их вылечили.

Безрассудная вера наших людей толкает не раздумывая, уповать на врача. А что, если он все-таки плохо учился и ничего не знает? Эту мысль мы стараемся отогнать из головы подальше, и уже только потом осознаем всю глобальность допущенной ошибки.

Знакомая каталась на коньках – упала. Диагноз поставленный в Бердске – перелом берцовой кости, наложили гипс.

В Новосибирске (по месту жительства) делали повторный снимок (через 3 недели) – диагноз “перелом берцовой кости со смещением, разрыв связок и сухожилий”, положили в больницу на срочную операцию.

После последнего визита лечащий врач сказал, что нужно оплатить якобы очень хороший протез в какое-то ИП на Маркса и на следующий день его поставят. Что это? Кому верить?
Источник

Так случилось, что все мы с Вами живем в уретрально-мышечном менталитете, поэтому везде и всюду у каждого из нас особенные  отношения  с деньгами. Мы постоянно  стесняемся  денег, нам неудобно продавать что-то даже очень хорошее.

И в тоже время каждый из нас считает, что все в стране общее, что можно украсть, взять взятку и так далее.

Если для одних людей это не имеет огромного значения, то для людей с кожным вектором отношения с деньгами превращается в настоящую катастрофу.

Врач вымогает взятку? В ответ гоните его в шею!

Когда нам больно, когда к нам приходят болезни, мы хотим верить во всемогущество врачей. Более того, нам кажется, что если мы заплатим врачу из собственного кармана, то это улучшит ситуацию – нас будут лучше лечить. На самом деле все не так – профессионализм  врача никак не зависит от денежного вознаграждение, он либо есть, либо его нет. И с этим уже ничего не поделаешь.

Моя мама недавно делала лапороскопию по гинекологии. Пришла на консультацию-ей озвучили сумму за операцию. В общем потом операцию сделали, и пока она лежала, к ним положили еще одну пациентку. Она говорит: “Я-пенсионерка, с меня взяли столько-то”. Моя мама тоже пенсионерка, но с нее взяли в 2 раза больше.

А в итоге, оказалось, что операции вообще должны бесплатно делать. После оплаты никому ни квитанции , ни чеков не выдавали. При этом врач, когда брал деньги, глядя в глаза говорил: ” Ну вы же понимаете, что чека не будет?” . :)). Мама наивно полагала, что операция официально платная. И ей уже как-то неудобно было сказать, что она денег не даст. Вот и отдала.

Даже скидку на пенсионный возраст не выпросила. Постеснялась.
Источник

Подход “выбор врача по наитию” – это всегда игра в рулетку. А поскольку дело касается здоровья – то в русскую рулетку, где каждый шаг может иметь фатальный исход.

Нельзя перекладывать свою ответственность за СВОЕ здоровье и здоровье детей на чужих, полностью незнакомых людей – каждый из нас должен понимать, что врач, которому мы отдаем самое ценное, что у нас есть, наше здоровье, – это обычный человек, а не Б-г.

Хорошие врачи есть. Великолепные  специалисты,  которые могут и умеют помогать и лечить – это не вымысел, их много, но их нужно найти. Такого врача можно и нужно отблагодарить за работу, в том числе и деньгами.

Как найти его – хорошего врача-профессионала?

Для этого достаточно обладать элементарными знаниями по системно-векторной психологии. Именно благодаря им Вы сможете сразу, с первого взгляда, определять, кто перед Вами, – развитый и реализованный врач, или – архетипичный кожник, для которого больной всего лишь мешочек с деньгами, а его болезни – это способ развязать мешочек пошире.

Научится понимать психологию всех людей, подсознательные мотивы их действий, а также уровень их развитости, можно на онлайн тренингах по системно-векторной психологии Юрия Бурлана.

Приглашаем вас посетить тренинги по системно-векторной психологии Юрия Бурлана.

Вступительная часть лекций абсолютно бесплатна и доступна всем желающим по регистрации, и Вы всего за пару часов тренинга узнаете ответ на сакраментальные вопросы:

•    Почему некоторые врачи, обладатели кожного вектора, буквально вымогают деньги с пациентов?
•    А другие их коллеги, обладатели анального вектора, стыдятся брать деньги и всячески отказываются от денежной благодарности.

Подарок или взятка: что нужно знать врачу и пациенту, чтобы не нарушить закон?

Взятки врачам сколько давать

Источник изображения: www.pixabay.com

Отблагодарить врача за успешное лечение – русская традиция. Но в некоторых случаях даже коробка конфет может оказаться незаконным подарком. О том, в каких случаях подарок врачу квалифицируется как взятка, порталу «Сибмеда» рассказала Наталья Морозова, доцент кафедры Института повышения квалификации Академии Следственного комитета РФ.


За «больничный» не благодарят

Коррупция среди медработников – не самая распространённая ситуация в общем числе дел, связанных со взяточничеством в нашей стране. Тем не менее, случаи вручения несанкционированных подарков врачам от пациентов регулярно происходят как в России в целом, так и в Новосибирской области.

Случается, что они связаны с незнанием законодательных предписаний – как правило, со стороны пациента. Однако, согласно российскому законодательству, незаконная сделка влечёт за собой наказание как для берущего, так и для дающего взятку.

При этом дача взятки и её получение караются по разным статьям, но оба правонарушения квалифицируются как уголовные.

По словам Натальи Морозовой, самое главное условие, определяющее презент пациента как взятку, – принадлежность врача к категории должностных лиц.

Должностным лицом считается специалист, от которого зависит дальнейшая судьба вверенного ему человека с юридической точки зрения.

В сфере медицины это может быть член медико-социальной экспертизы или судмедэкспертизы, а также врач, выдающий листок нетрудоспособности.

Будучи должностными лицами, эти специалисты не имеют права брать от пациента абсолютно никаких подношений, будь то бутылка шампанского или «чисто символическая» шоколадка. Даже 10 копеек, оставленные на столе должностного лица, могут стать основанием для предположения факта взятки.

В то же время, врач, не являющийся должностным лицом, с точки зрения уголовного законодательства имеет право получить от благодарного больного подарок.

Речь идёт о докторе, который лечит или пролечил своего пациента, но не выдаёт официальных документов, влияющих на его права и обязанности.

«Пациенту нужно помнить: материально благодарить врача за выполнение должностных обязанностей – абсолютное табу, – говорит Наталья Морозова. – Если врач выдал больничный – ему можно лишь сказать «спасибо».

Отблагодарить можно за качественное лечение.

Врачу же категорически нельзя брать подарки за должностные обязанности, то есть, он должен для себя разграничивать, когда он является должностным лицом, а когда – просто врачом».

Собираясь преподнести презент врачу в качестве благодарности за лечение, стоит помнить о том, что не все медучреждения разрешают своим сотрудникам принимать подарки от пациентов – в некоторых организациях это строго запрещено. Если такой запрет нарушается, работодатель вправе применить к сотруднику те или иные взыскания в соответствии с внутренними правилами организации. А вот пациент никакого наказания не понесёт. 

«Чтобы врачу не попасть в нежелательную ситуацию, ему следует знать локальные нормативные акты своего медучреждения, политику учреждения по поводу получения подарков, – продолжает Наталья Морозова. – Как правило, врач знает, что принято в его больнице, потому что с необходимыми документами его знакомят под роспись в обязательном порядке».



Стоимость подарка и «цена» взятки

Эксперт подчёркивает: вопреки распространённому заблуждению, что любой подарок в сумме до 3 тыс. руб. взяткой не является (согласно Гражданскому кодексу РФ, дарение подарков свыше этой суммы, действительно, не допускалось), определяющим условием в любом случае остаётся принадлежность врача к категории должностных лиц, независимо от суммы.  

И всё же рубеж в 3 тысячи имеет значение. Например, в соответствии со ст.575 Гражданского кодекса РФ именно эту сумму запрещается превышать врачам в качестве стоимости полученного подарка. Уложиться в неё при благодарности врача за профессиональные услуги, по словам специалиста, требуют и этические нормы.

Сумма в 3 тыс. руб. может стать решающей и в «спорных» случаях. Например, в ситуации, когда врачу преподносит подарок представитель фармацевтической компании. Прежде всего, в этом случае имеет значение то, за какие услуги фармацевт благодарит врача.

Если поводом для презента послужило сотрудничество врача с коммерческой организацией, подарок может считаться взяткой. А вот если речь идёт о подарке за участие в конференции, которую организовала компания, то стоимость этого подарка не должна превышать тех самых 3 тыс. руб.

Если же подарок более дорогостоящий, закон предписывает его сдать либо вернуть дарителю.

Как же оценить реальную стоимость подарка? Универсальных способов, по словам Натальи Морозовой, здесь нет. Иногда смотрят рыночную стоимость подаренного предмета, иногда выявляют его среднюю цену, исходя из мониторинга цен аналогичных предметов в открытых источниках, в некоторых организациях создаётся специальная оценочная комиссия.

Самим же предметом взятки может быть всё что угодно – от денежных банкнот до какой-либо услуги (например, помывка машины). Последняя, как и предметный подарок, будет оценена по своей стоимости. Не является взяткой то, что нельзя оценить в деньгах. Как правило, это подарок, сделанный своими руками, если он не изготовлен из дорогостоящих материалов.

Стоит учитывать, что с недавнего времени взяткой считается то, что приносит выгоду не только взяткополучателю, но и учреждению, в котором он работает.

Виновным при этом будет оставаться лишь сам взяткополучатель, а также тот, кто эту взятку дал.

Так, например, ремонтные или отделочные работы, выполненные в больнице в обмен на услугу должностного лица, повлекут за собой наказание этого должностного лица и взяткодателя.

Тяжесть наказания за взятку меняется в зависимости от переданной суммы или стоимости незаконного подарка. Так, наименьшим наказанием карается мелкая взятка – до 10 тыс. руб., взятка в незначительном размере – до 25 тыс. руб.

Более серьёзное наказание ожидается за взятку в значительном размере – от 25 тыс. руб., а самому серьёзному наказанию подвергаются обвинённые в крупной и особо крупной взятках – 150 тыс. руб. и 1 млн руб. соответственно.

 

Понятие мелкой взятки появилось в российском законодательстве с июля 2016 года. В случае получения (передачи) мелкой взятки устанавливается упрощённый порядок расследования и менее строгое наказание по сравнению с иными видами взяток.

Минимальное наказание при обвинении по делам о взяточничестве – штраф от 200 тыс. руб. либо лишение свободы на срок до одного года. Максимальное наказание предусматривает штраф от 3 млн руб. до 5 млн руб.

с лишением права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок до 15 лет либо лишение свободы на срок от 8 до 15 лет со штрафом в размере до семидесятикратной суммы взятки или без такового с лишением права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью на срок до 15 лет или без такового.

При передаче незаконного вознаграждения медицинскому работнику негосударственного учреждения здравоохранения действия дающего и берущего будут квалифицироваться как коммерческий подкуп.

Смягчающие обстоятельства

Особых смягчающих обстоятельств для обвиняемых во взятке врачу не рассматривается. Не имеет значения ни мотивация больного, ни наличие заблаговременной договорённости: если незаконная сделка состоялась, правонарушение карается по всей строгости закона.

Более того, если имела место договорённость на определённую сумму, но состоялась передача лишь её части, нарушителям будет вменяться в вину оговоренная цифра полностью. Так, если врач и пациент договаривались о передаче 5 тыс. руб., а в качестве задатка были переданы лишь 500 руб., то с точки зрения закона сделка состоялась на все 5 тыс. руб.

Однако от неблаговидной идеи можно вовремя отказаться. Даже после сговора с врачом пациент может обратиться в правоохранительные органы, с которыми в этом случае он соглашается сотрудничать.

После передачи взятки полиция изымает переданные деньги. При этом пациент, вступивший в сотрудничество с полицией, от уголовной ответственности освобождается.

По словам Натальи Морозовой, в основном именно так раскрываются подобные преступления.

Освобождается от уголовной ответственности пациент и в том случае, если взятку он уже передал, однако после этого обратился в правоохранительные органы. Законодательство квалифицирует такой поступок как деятельное раскаяние.

Если же у правоохранителей имеется информация о том, что тот или иной врач незаконно получает от пациентов деньги, проводятся оперативно-розыскные мероприятия с привлечением любого человека, готового сотрудничать с полицией. Однако если представители правоохранительных органов такой информацией не обладают, речь будет идти о провокации взятки. В этом случае человек, спровоцированный на взятку, от уголовной ответственности освобождается.

«С позиции Европейского суда по правам человека и Верховного суда РФ, провокация взятки означает ситуацию, при которой нет уверенности в том, что преступление было бы совершено, если бы не вмешательство правоохранительных органов, – объясняет Наталья Морозова.

Соответственно, если от полиции приходит человек и склоняет должностное лицо к получению взятки, при этом доказательств того, что он раньше взятки брал, нет, признаётся, что имела место провокация взятки.

Поэтому он должен быть освобожден от уголовной ответственности». 
Пожаловаться на взяточника в виде заявления может любой человек. Сегодня в госучреждениях действуют предписания, обязывающие сотрудников сообщать о факте коррупции в правоохранительные органы.

Существуют такие предписания и в некоторых частных организациях.

Так, если к врачу обратился человек с предложением о даче взятки, врач может обратиться к руководству учреждения или в правоохранительные органы с сообщением о данном факте. В этом случае уже врач будет освобожден от уголовной ответственности, а лицо, склонявшее к совершению преступления, понесёт уголовную ответственность. 

Вымогательство взятки

Нередко имеют место и случаи вымогательства взятки. Однако речь о вымогательстве денежных средств может идти лишь тогда, когда пациент имеет право на приобретение того или иного блага.

Так, если врач требует заплатить за листок нетрудоспособности здорового пациента, то есть, фактически не имеющего права на документ, временно освобождающий от работы, вымогательством взятки это не считается.

Если же врач вынуждает пациента оплатить услугу, которую больной вправе получить бесплатно, в том числе, за счёт обязательного медицинского страхования, поведение врача будет расценено либо как вымогательство взятки – когда речь идёт об использовании должностных полномочий (например, при выдаче того же «больничного»), либо как мошенничество – когда речь идёт о лечении. При этом вымогательством взятки будет считаться не только просьбы и уговоры, но и отказ в оказании услуги, подразумевающий её несанкционированную оплату.

Несмотря на относительную немногочисленность «коррупционных» дел в отношении врачей и их пациентов в России, в подобных правонарушениях всё же прослеживается определённая закономерность: больше всего таких случаев касается выдачи разного рода справок. В основном, речь идёт о листке нетрудоспособности. Как правило, сами пациенты предлагают врачу «продать» возможность отдохнуть под видом «больничного».

По мнению Натальи Морозовой, уголовных дел, касающихся взяточничества среди врачей, становится даже меньше. Юрист считает, что причина тому – освещение таких фактов в средствах массовой информации.  

«Взятка – это когда ты вымогаешь, а благодарность – когда сами несут» | Милосердие.ru

Взятки врачам сколько давать

По данным Независимого института социальной политики (НИСП), в 2017 году россияне больше всего платили «в руки» за лечение и пребывание в стационаре (до 49% респондентов), на втором месте «по популярности» находится визит к медработнику (около 25%), а на третьем — стоматологические услуги, включая протезирование (12%).

14 октября 2019 года в «Благосфере» прошла дискуссия «Антропология неформальных платежей в медицине: как традиция благодарить врачей влияет на качество медицинского образования и лечения». Инициатором дискуссии выступил Фонд профилактики рака.

Участники дискуссии видят несколько путей: от изменения системы ОМС и повышения зарплат до составления рейтингов качественных специалистов, но признают, что неформальные платежи побороть сложно.

«Многие люди воспринимают деньги, как свечу во тьме: если они понесут деньги, то все гарантировано», — резюмировал модератор дискуссии журналист Игорь Виттель.

«Моя бабушка-хирург спорола карманы со всех халатов»

Павел Бранд, врач-невролог, полагает, что в нашей стране система неформальных платежей пошла от Николая Семашко, одного из основателей советской системы здравоохранения: «Когда Сталин спросил, как мы будем финансировать советскую медицину, ведь все деньги идут на промышленность, нарком здравоохранения Семашко заявил, что «хороший врач сам себя прокормит, а плохие нам не нужны».

Собственно, до советских времен врачи были платные, так что население к продолжению этой традиции отнеслось спокойно. Долгое время врачей за это не наказывали. В крупных городах это вообще было нормой, прийти к врачу без денег даже считалось дурным тоном. Ну а в деревнях предпочитали расплачиваться продуктами, например.

— Моя бабушка 50 лет отработала хирургом. Сначала в военных гарнизонах, где такие платежи были невозможны. Но несли конфеты или арбузы.

Натуральные подарки вообще тогда считались нормой, а вот давать деньги было неприемлемо, — рассказывает Павел Бранд. – А когда бабушка перешла работать в одесскую больницу, ей в карман положили деньги. Для нее это было культурным шоком.

Она просто спорола карманы со всех халатов. И так до конца своей жизни не приняла эту систему неформальных платежей.

В 90е годы, вспоминает Павел Бранд, хирурги открыто вешали на двери кабинетов плакаты «Хирурги цветы и конфеты не пьют». Потом уже стали писать «Хирурги вообще не пьют», пытаясь направить подношения в нужное русло.

Причем врачи считали (да и считают и сейчас), что взятка — это когда ты вымогаешь, а благодарность — когда тебе сами несут, и привыкли к такому подходу как к норме, хотя с точки зрения закона все это — элемент коррупции.

— Пока врач получает эти благодарности, он интуитивно увеличивает возможность получения таких благодарностей.

Например, есть способ класть больного, который дает деньги в конверте врачу, в палату к другим больным.

Это повышает вероятность получения такого платежа от других пациентов, — приводит пример Илья Фоминцев, хирург-онколог, исполнительный директор Фонда профилактики рака.

Ругательство «американский хирург»

Явление неформальных платежей от пациентов — не только российская проблема. Эта практика существуют даже в странах с развитой системой социальных гарантий, например, в странах Скандинавии, и главный вопрос лежит не в плоскости морали и этики, а связаны с результатами работы врача.

— В начале 20 века хуже ругательства, чем «американский хирург», не было. Репутация их была на нуле именно из-за коррупционной составляющей.

Важнее было участвовать в системе откатов, а не быть хорошим специалистом, — говорит Вадим Гущин, хирург-онколог, директор отделения гастроинтестинальной онкологии американской клиники Mercy, соучредитель Высшей школы онкологии, образовательного проекта Фонда профилактики рака.

Правда, постепенно западная система образования помогла побороть коррупцию в здравоохранении.

Но, замечает эксперт, и сейчас зачастую молодые люди учатся не только науке, но и участию в коррупционных системах: «Они видят, кто и почему успешен. А неформальные платежи – это валюта успеха».

Как подчеркивает Вадим Гущин, в странах, где отмечается высокий коррупционный индекс, образование гораздо хуже.

За что мы даем взятки?

Сотрудники службы помощи онкологическим больным и их близким «Ясное утро», обсуждая вопрос, что именно ощущает пациент, когда платит врачу, и зачем он это делает, выявили несколько мотивов.

Плата за отношение. Пациенты хотят внимания.

— У клиента нет инструментов понять, хороший ли это врач, правильный ли выбор лечения. А в маленьких городках, где один онколог на город, и выбора нет. В итоге человек уязвим.

Но клиентоориентированности как системы нет, потому что это или поток пациентов, или уже выгоревший врач.

В итоге пациент платит, чтобы к нему хорошо отнеслись, — поясняет Ольга Гольдман, директор службы «Ясное утро».

Стать своим. Подношение — возможность установить контакт с врачом, чтобы можно было в любое время обратиться за помощью.

Качество. Часто пациенты считают, что деньги гарантируют качество медицинской помощи. За деньги будут лечить «по-настоящему».

Чувство вины. «Довольно часта позиция «я – недостойный пациент», — рассказывает Ольга Гольдман. – Например, у будущей мамы и ребенка разный резус-фактор. И женщина боится, что доставит много неудобств врачу. Ей неловко. Поэтому платит».

Плата за надежду. В этом случае деньги – это психологически «гарантия» для человека, он надеется, что его спасут, вылечат.

Здесь и сейчас. Частый мотив – лучше я заплачу, чтобы все решить здесь и сейчас, а не искать другие услуги в других местах.

«Берут, потому что это способ выжить»

А зачем врач берет деньги? «Не хватает денег, требуется признание себя хорошим доктором? Надо найти для себя ответ», — отмечает Ольга Гольдман.

Часто для врача это превращается в привычку или в способ борьбы с выгоранием. «Врачи-онкологи вторые после реаниматологов в плане эмоционального выгорания, из-за высокой смертности пациентов, — поясняет Ольга Гольдман.

– Человек учился лечить и лечит, но половина его пациентов умирает. Происходит деперсонализация: пациент для врача уже не человек, а тело, которое надо лечить. А деньги — один из видов компенсации этого процесса.

Но этот процесс деструктивен, невозможно остановиться».

А если это не взятка, а благодарность? И, может быть, неформальные платежи имеют и свои плюсы?

— Взяточники для меня — нерукопожатные люди.

Но если у пациента есть желание отблагодарить, я не вижу в этом плохого, — считает Александр Петровский, заместитель директора по развитию онкологической помощи в регионах ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» Минздрава России.

-Можно было бы сказать: ребята, перестаньте брать деньги, потом вы заработаете больше. Но пока этого нет. Для молодого специалиста это может оказаться единственным способом обеспечить себе нормальную жизнь.

Петровский приводит такой пример: допустим, ординатор получает 7 тысяч рублей и столько же платит за общежитие. Да, помогают родители, на питание. Но в 24 года хочется чуть больше, чем просто еды. «Хорошо, что благодаря неформальным платежам не приходит заниматься поиском дополнительных доходов, молодой врач может посвятить себя, например, исследованиям в своей сфере», — считает эксперт.

Как рассказывает Александр Петровский, в его учреждении сотрудникам задавали вопросы о том, искали ли они другую работу во время обучения в ординатуре, и 70 процентов ответили утвердительно. «В итоге из медицины из-за тяжелой финансовой ситуации могут уйти хорошие специалисты», — говорит Петровский.

Как поясняет социолог Инна Темкина, в социологии есть понятие «коллективное непризнание»:

«Некоторые сообщества существуют, не признавая какую-то проблему. Когда проблема начинает хотя бы обсуждаться, это уже новое качество сообщества».

Как поясняет социолог, в России еще и многое завязано на персональных отношениях. Отсюда стремление лично поблагодарить деньгами. Но скажем, в Италии тоже отношения в обществе очень близкие, а коррупции меньше. «Персональные отношения могут быть круговой порукой, а могут быть персональной ответственностью», – замечает социолог.

Иногда, рассказывает Инна Темкина, удается изменить ситуацию. Например, так получилось с платными родами.

Когда-то ситуация, когда женщина искала хорошего врача и платила ему за качественно проведенные роды, с отдельной палатой и анестезией, было нормой. Постепенно было решено перевести эти платежи в официальное русло, и сейчас в каждом государственном роддоме есть хозрасчетное отделение.

«Врач получал в роддоме примерно 500 долларов. Если он принимал 10 платных родов, то получал с каждых через кассу еще 10 тысяч рублей, и его зарплата становилась 2 тысяч долларов в месяц.

Сошлись возможности, интересы, борьба с коррупцией, желание пациентов заплатить», — рассказывает Инна Темкина. — Полностью неформальные платежи все равно не исчезли.

Но все же, замечает социолог, тренд нести деньги в кассу срабатывает, а врачи в этом случае сами не хотят уже брать в карман.

Что делать-то?

Нужна персональная ответственностьврачей.  «Где то саморегулируемое сообщество врачей, которое бы могло вызвать врача взяточника и разобраться. Нет коллегиальной ответственности. У нас лицензии не у ваочей а у больниц, врач фактически не отвечает за свои действия», — говорит Ольга Гольдман.

Инна Темкина убеждена, что ситуацию могут спасти профессиональные ассоциации: «Сила профессиональных объединений в том, что врачи сами контролируют врачей, а не министерство и так далее.

А медсестер контролирует Ассоциация медсестер, и так далее. Нужно, чтобы эти ассоциации были настолько мощные, что человеку будет отвечать перед ними страшнее и сложнее, чем перед какими-то чиновниками.

Мне кажется, этот тренд уже пошел, когда неравнодушные профессионалы хотят контролировать свои условия труда».

Коррупцию может победить и конкуренция.

Например, Илья Фоминцев, комментируя пример Инны Темкиной с хозрасчетными отделениями в роддомах, отмечает, что это помогло и привлечь качественный штат: «Врачи сейчас стали думать о качественных услугах в роддомах, конкуренция привела к прозрачности. Роддома стали нуждаться в качественных акушерах-гинекологах, стали связываться с вузами и просить новые хорошие кадры. Свободная конкуренция на рынке дает движение».

Илья Фоминцев убежден, что давно стоит и менять систему ОМС. «Среди государственных управленцев высшего уровня есть убеждение, что государственная медицина не должна зарабатывать деньги.

Идеальная рентабельность для госмедицины — это нулевая рентабельность. Надо создать справедливую систему ОМС, надо, чтобы были клиники рентабельны. И это должно быть политическим решением.

— Второе – полностью отменить ограничения, отпустить ОМС в рынок. Тогда появится качество».

«В нашей стране мы не сможем уйти от государственного регулирования, — не согласен с таким подходом Александр Петровский. —  Свободная система приведет к тому, что жители отдаленных территориях не захотят там лечиться.

Ведь там нет большого потока пациентов и поэтому там никогда не появится высокий уровень медицины. В итоге оттуда начнут уезжать врачи, а за ними и население. Государству всегда придется содержать в таких регионах и образовательные, и медицинские учреждения.

Полноценный свободный рынок невозможен на трех четвертях территории России».

«Мы должны изменить экономику, платить врачам нормальную зарплату. Тогда будут и хорошие кадры, — считает Павел Бранд. – Мы делаем клеим в поликлиниках красивые обои – а врачи-то те же».

Ольга Гольдман советует также пациентам самим контролировать ситуацию, не соглашаться с вымогательством за те услуги, которые полагаются бесплатно: «Государство общается с пациентами через бумажки. Говорите лечащему врачу, что будете писать главврачу просьбу (не жалобу). Это срабатывает».

Специалисты полагают, что проблема еще и в недоверии врачам. «Врачам сейчас не доверяют. Доверие нужно выстраивать с тем врачом, которого ты знаешь лично.

Люди не верят в добросовестность работы, в то, что сделают все, что надо, и что все будет крутиться как часы – будет анестезиолог, будут нужные препараты и так далее.

Мы привыкли, что надо крутить, само не будет крутиться», — говорит Инна Темкина.

«В Швеции, например, рейтинг доверия к врачам  — 96 процентов, а в России — всего 4 процента, — говорит Павел Бранд. — Шведы измеряют просто: за вторым мнением от одного врача к другому пойдут только 4 процента пациентов, а у нас 96 процентов. То есть у нас дефицит доверия».

Как измерить доверие и как его завоевать? Игорь Виттель считает, что, возможно, нужен рейтинг врачей, но будет ли он объективным в условиях непрозрачности?

не остановит пациентов, несущих взятки, считает Инна Темкина: «К тому же если на Западе врач – автономный профессионал, то у нас  — человек подневольный, он отвечает перед начальством, прокуратурой и так далее. Если начальство выкручивает руки, то как его оценивает пациент — уже дело десятое. Так что рейтинг у нас придется выстраивать глазами начальника. Общие рейтинги построить невозможно».

Благодарность врачу — это взятка? Уместны ли неформальные платежи? Обсуждают медики

Взятки врачам сколько давать

Илья Фоминцев

исполнительный директор Фонда профилактики рака

Павел Бранд

врач-невролог, кандидат медицинских наук. Автор книги «На нервной почве: познавательная медицинская мифология»

хирург-онколог, директор отделения гастроинтестинальной онкологии клиники Mercy, (Балтимор, США), соучредитель образовательного проекта Фонда профилактики рака «Высшая школа онкологии»

Ольга Гольдман

директор службы помощи онкологическим больным и их близким «Ясное утро»

Александр Петровский

заместитель директора по развитию онкологической помощи в регионах ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н.Блохина» Минздрава России, к. м. н.

Анна Темкина

социолог, профессор факультета политических наук и социологии и содиректор программы гендерных исследований Европейского университета в Санкт-Петербурге

Текст дискуссии приведен с сокращениями и правками, реплики спикеров изложены не в хронологическом порядке. Полная запись дискуссии опубликована здесь.

Что такое неформальные платежи и насколько они допустимы?

Павел Бранд: Во время учебы мы приходили на кафедру, и нам говорили: «Оперирует у нас только профессор». Когда мы спрашивали, почему [так происходит], все стыдливо отводили глаза.

Потом мы узнали, что самый старший и опытный хирург не хотел ни с кем делиться заработанным, поэтому не пускал никого к столу. Но было разделение: взятка — это когда ты вымогаешь. Благодарность — когда тебе несут, даже если ты ничего не обозначал. Это был некий кодекс.

Хотя мы знаем, что с точки зрения закона и то, и другое считается элементом коррупции.

Вадим Гущин: Неформальные платежи — это коррупционная система, которая мешает молодым специалистам расти и приносить пользу.

В начале 20 века в США хуже ругательства, чем «хирург» не было, репутация их была на нуле из‑за коррупции. [Ассоциация] American College of Surgeons образовалась как раз для борьбы с коррупцией. И это сработало.

Сейчас основной прогресс онкологии связан с западной системой образования.

В российском образовании за 20 лет не изменилось ничего. Это вовсе не значит, что нет хороших докторов. Но они [существуют] вопреки системе.

Игорь Виттель: Когда хороший врач не хочет быть нищим — разве это плохо?

Гущин: Я не участвую в рационализации таких вещей. Но знаю, что статистически в странах, где высокий коррупционный индекс, медицина и образование гораздо хуже, чем в странах, где он низкий.

Александр Петровский: Взятка, коррупция и благодарность — это разные вещи. Коррупция — это когда должностное лицо делает нечто, противоречащее законодательству. Врач, который не является заведующим, формально взятку принять не может.

Вымогательство — это однозначно плохо. Единственное, что стоит обсуждать, — это так называемую благодарность, когда пациенту ничего не объявляют. 

Благодарность врачу после медицинского вмешательства — это хорошо или плохо?

Петровский: Мой ординатор получает стипендию 7500 рублей и платит 7000 за общежитие. Слава богу, что благодаря неформальным платежам у него нет необходимости заниматься переводами в ночное время, вместо того чтобы отдавать себя изучению онкологии.

Хорошие люди могут уйти из медицины из‑за того, что у них сложная финансовая ситуация.

Ординатура и аспирантура — это пять лет жизни за 8000 рублей в месяц. Молодым людям тяжело это осилить, не имея другого источника дохода.

Также мы должны помнить про социальные и национальные особенности. Когда я был еще молодым доктором, у меня была пациентка с Кавказа. После лечения она спросила: «Сколько мы должны за лечение?» Я ответил, что нисколько. После этого один из ее родственников сказал: «Ты неправильно себя ведешь.

В наших условиях доктор должен знать, сколько он стоит. Ты зачем нас обижаешь?» В некоторых ситуациях людям важно и нужно благодарить, хотя я и говорю, что мне от них ничего не нужно. Необязательно речь идет о деньгах или дорогостоящих подарках: бабушки приносят банки огурцов.

У нее душа просит поделиться своими огурцами.

Коррупция, вымогательство и взяточничество не должны замалчиваться. Я крайне негативно отношусь к таким историям. Люди, которые такое себе позволяют, для меня нерукопожатные. Но если у человека от чистого сердца появилось желание отблагодарить, я не вижу в этом ничего плохого.

Илья Фоминцев:

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.